Воспоминания

Воспоминания Вадима Кончаловского о МЭИ.
Adobe Acrobat документ 553.6 KB

Воспоминания об РТФ МЭИ

Лестница в центр. корпусе МЭИ
Лестница в центр. корпусе МЭИ

     Посвящается однокурснику 

      РТФ   МЭИ- чернобыльцу,  

   в 38 лет  ушедшему из  жизни

        Сафронову Сергею.                 

               

            

 

 

 

 

 

            ВВЕДЕНИЕ

  Когда в 1970 году я решил поступать в институт, то долго выбирал.  Хотелось поступить в самый престижный и лучший вуз Москвы. Подружка Надя объездила кучу ВУЗов. После посещения МЭИ сказала, что там лестница и все как во дворце. Тогда я и решил поступать туда.

   Поскольку дома я любил ковыряться с радиодеталями и паяльником, то решил поступать на радиотехнический факультет. Конкурс там был самый высокий в институте - 3, 29 человек на место.  На экзаменах по физике и двум математикам набрал 13 баллов, этого хвалило для поступления и даже получения общежития. В группы зачисляли по принципу одинаковости вступительных баллов. Я попал в группу Р6-70. Самые умные студенты попали в группы Р9-70 и Р10-70. Их учили радиофизике.  Перед началом занятий всех собрали и устроили собеседование. По результатам собеседования назначили старосту, комсорга, профорга, кому получать стипендии, показали куратора группы. Куратор был из сотрудников института и вникал во все стороны жизни студентов и во все помогал им. Старостой у нас стал Самохин Виктор, комсоргом Новикова Сашу, профоргом Егорычева Колю, стипендия получать назначили меня.

     Жил я в общежитии в Лефортовском Валу. В 1969 году в стране возродили рабфак. Кто отслужил в армию - мог поступить на подготовительное отделение и проучившись там год поступить в институт без конкурса. Меня поселили с рабфаковцем Сашей. Он, хоть и был старше меня на 3 года, но почему то звал меня отцом, отслужил армию и любил вспоминать как командовал солдатам, чтобы те носили его в сортир на спине. Потом переселили в другое общежитие - радиофакультета д. 7/6.

В этом общежитии сосед любил такие шутки - покрадывается с ножиком сзади и приставляет ножик к горлу и оттягивает голову за волосы назад со словами, что у него есть справка и ему ничего не будет.    

В общежитии РТФ
В общежитии РТФ

Музыка звучала в комнатах общежития круглосуточно. Битлз, Роллинги, Маккртани и др. запомнились на всю жизнь.  Только через пару лет решили в 1 час ночи выключать полностью свет во всем общежитии, кроме рабочей комнаты, чтобы можно было спокойно поспать ночь. Были и спокойные соседи. С благодарность вспоминаю Сергея Сафронова, Толю Чиккуева, Шеховцова Виктора, Арасланова Мудариса, Самохина Виктора, Большакова Сергея.

Начались лекции, семинары, лаботаторные работы. Лекции по физике читал профессор Сушкин. Запомнились его интересные опыты по физике. Математику - профессор Фролов николай Андриановмч. У Фролова была написана книга по мат.анализу. Он ее помнил наизусть и на лекции полностью повторял текст учебника.   Позже мы узнали, что он писал стихи и был народным поэтом Коми.  По линейной алгебре - доцент А. Седлецкий, теперь он профессор МГУ.  Седлецкий рассказывал иногда про жизнь, про своего друга, попавшего в армию и в 28 лет ставшего майором с зарплатой в 2 раза большей, чем у Седлецкого.  Для занятий по физкультуре всем предложили занимать в секциях по интересам. Тех, у кого нет тут интересов или совсем никчемных, типа меня - распределили в лыжную секцию. Я не попал в секцию самбо - потому что туда набирали накачанных ребят и занимался круглогодично лыжами.  На занятиях по английскому языку задавали переводить по количеству знаков в тексте – по 50 000-70000 знаков.

     Из общественных дисциплин были – история КПСС, Марксистско-Ленинская философия.  политическая экономия. По ним можно было написать реферат и его зачитывали как экзамен. Еще на первом курсе были – химия (электрохимия), начертательная геометрия.

    Самыми сильными студентами в группе были Е. Рублев и Ю. Лобов – однофамилец декана факультета РТФ. Запомнился одногруппник А. Ларин. Он на лекциях постоянно рисовал в своем блокнотике  электронные схемы и что-то бурчал про себя. Считалось, что это признак большого интеллекта.

     Академики и профессора МЭИ в качестве нагрузки читали нам лекции о международном положении и рассказывали про себя. Некоторые из них позволяли вольнодумство – засомневались в преимуществах социалистической системы хозяйствования. Профессор Башаринов даже высказывал мнение, что капиталистическая Япония может обогнать нас по всем статьям.

    

Кафедры РТФ располагались в лабораторном корпусе.  Там же проходили лабораторные работы.  Корпус интереснен тем, что в нем нет лестниц, вместо них плавно поднимающийся пол, а лифты с незакрывающимися дверями, кабинки на чердаке переходят из одного положения в другое.  Зав. кафедрами числились академики. Но я там их ни разу не видел. У всех были свои отдельные предприятия (ОКБ МЭИ, ИРЭ Академии наук и др. ).

   Каждый студент должен был заниматься общественной работой – комсомольской, профсоюзной, спортивной или какой угодно.  Некоторые студенты, прошедшие армию успели вступить в ряды КПСС. Там им поручали заниматься нами, членами ВЛКСМ. Некоторые члены ВЛКСМ были недостаточно политически подкованы и даже читали «ненужную» литературу. Мой бывший сосед по общежитию, Вениамин, умудрился прочитать Стругацких «Сказка о тройке», за что и был исключен из рядов ВЛКСМ.  Другой сосед  с увлечением  стал работать в оперотряде МЭИ – вылавливать в Москве распространителей наркотиков. Так увлекся этим, что забросил учебу и был отчислен.